Разминирование в Нагорном Карабахе

Центр разминирования: Нагорный Карабах будут от мин очищать еще 20 лет

358
(обновлено 22:11 03.01.2021)
Гуманитарное разминирование делается по заявкам администрации Карабаха. Это могут быть земельные угодья, частные участки

ТБИЛИСИ, 3 янв – Sputnik. Директор Центра гуманитарного разминирования Карабаха Самвел Месропян заявил, что степень минной загрязненности территории Карабаха остается очень высокой.

"Только в городе Степанакерт мы с 27 сентября обнаружили и обезвредили примерно 30-40 тысяч неразорвавшихся боеприпасов", - сказал Самвел Месропян.

Он подчеркнул, что во время поиска боеприпасов, которые появились после нового обострения конфликта в Карабахе с 27 сентября, группе разминирования встречаются взрывоопасные предметы, оставшиеся в земле еще с первой Карабахской войны начала 1990-х.

"Работы нам хватит еще лет на 15-20. А может, и больше", - сказал Месропян.

Ранее начальник инженерной службы российского воинского контингента подполковник Павел Паутов заявил, что разминирование части территории Карабаха, находящейся в зоне ответственности миротворцев, может занять несколько месяцев.

Российский офицер из группы разминирования погиб в Карабахе >>

В конце сентября в Нагорном Карабахе возобновились боевые действия, которые стали продолжением многолетнего конфликта и привели к жертвам среди мирного населения. Стороны предприняли несколько попыток заключить перемирие, но успешным оказалось трехстороннее соглашение, достигнутое в ночь с 9 по 10 ноября. При посредничестве Москвы Азербайджан и Армения договорились полностью прекратить огонь и обменяться пленными и телами погибших. Ереван также передал Баку Кельбаджарский, Лачинский и Агдамский районы. Кроме того, в регионе разместились российские миротворцы.

358
Темы:
Обострение в Нагорном Карабахе, вооруженные столкновения 2020 (237)

Вид на город Тбилиси утром - пустые улицы без машин

Число посетивших Грузию граждан Азербайджана снизилось в 2020 году в 5,2 раза

111
(обновлено 23:39 21.01.2021)
Причиной такого падения стало закрытие государственных границ Азербайджана с апреля по декабрь 2020 года во избежание распространения коронавируса, а также принятие аналогичных мер другими странами

ТБИЛИСИ, 22 янв — Sputnik. Пандемия коронавируса внесла коррективы в статистику выездного туризма – число граждан Азербайджана, посетивших Иран в 2020 году, уменьшилось в 6 раз, Грузию – в 5,2 раза, Россию – в 4,5 раза, а Турцию – в 3,3 раза, сообщает Sputnik Азербайджан.

В четыре раза сократился поток туристов в Азербайджан в 2020 году. Так со ссылкой на данные Государственного комитета статистики, в течение прошлого года в страну прибыли 795,7 тысячи иностранцев из 155 стран.

Причиной такого падения стало закрытие государственных границ Азербайджана с апреля по декабрь 2020 года во избежание распространения коронавируса, а также принятие аналогичных мер другими странами.

Среди прибывших в Азербайджан 28,3 % являются гражданами России, 23,2% – Грузии, 20,2% – Турции, 9,1 % – Ирана, 2,1 % – Украины, 1,6 % – Индии, 1,5 % – Саудовской Аравии, 1,1 % – Казахстана, по 1,0 % – Пакистана, Объединенных Арабских Эмиратов и Туркменистана, по 0,9% – Кувейта и Великобритании, 0,8 % – Беларуси, по 0,7 % – Узбекистана и Ирака, 0,5% – Израиля, по 0,4% – Германии и Италии, 4,5 % – других стран и 0,1% – лиц без гражданства.

 

 

 

111
Теги:
Статистика, Туризм, Азербайджан, Грузия
Темы:
Грузия делает ставку на туризм
Турецкая армия прибыла на учения в Азербайджан

Цели и средства военного сотрудничества Анкары, Баку и Исламабада

119
(обновлено 08:55 20.01.2021)
Недавние боевые действия в Карабахе мотивировали (или ускорили) формирование де-факто военного союза Азербайджана, Турции и Пакистана, интересы которых не всегда совпадают с другими соседними странами, пишет военный обозреватель

"Сопутствующими продуктами" военного сотрудничества Анкары, Баку и Исламабада неизбежно станут региональная дестабилизация.

В сопредельной с Арменией турецкой провинции Карс 17 января представители Минобороны Турецкой Республики торжественно встретили азербайджанских коллег, которые прибыли для совместных учений "Зима-2021". Маневры состоятся 1–12 февраля. Турецкая сторона заверила гостей: "Мы продолжим действовать "одним сердцем" и "одним кулаком" с пониманием: "Два государства – одна нация". Ключевое слово "продолжим" почему-то вызывает ассоциации с боевыми действиями в Нагорном Карабахе, где Турция поддерживала Азербайджан. И в перспективе просматривается концепция "Два государства – одна армия".

Немногим ранее состоялись встречи турецкого министра обороны Хулуси Акара с командующим ВВС Пакистана Муджахидом Анвар Ханом, министра обороны Азербайджана Закира Гасанова с чрезвычайным и полномочным послом Пакистана в АР Билалом Хайе. Стороны обсудили совместные учения, включая маневры азербайджанской армии с участием спецназа и других видов войск Пакистана и Турции. Отмечен большой потенциал для военного и военно-технического сотрудничества (ВТС), выражено намерение развивать его в интересах Анкары, Баку и Исламабада.

В развитии добрососедских отношений государств, ВТС и обмене армейским опытом нет ничего предосудительного, если в результате не возникает военно-политического напряжения в регионе и военных угроз ближайшим соседям.

Возвращаясь к совместным азербайджано-турецким учениям "Зима-2021", можно заметить, что выбор локации у границ Армении, где в Гюмри расположена 201-я российская военная база, выглядит провокационным. Создается впечатление, что Анкара и Баку не вполне удовлетворены достигнутыми в Нагорном Карабахе результатами, а Исламабад готов "по-братски" им помочь на Южном Кавказе с расчетом на расширение своего влияния в Центральной Азии.

Прямая угроза

Азербайджано-турецкие военные маневры 1–12 февраля в провинции Карс обещают стать крупнейшими за последние несколько лет. Сценарий учений предусматривает отработку совместных наступательных операций, в том числе десантно-штурмовых. В условных боях будут задействованы танковые и артиллерийские подразделения, спецназ и снайперы. Целями учений заявлены отработка взаимодействия в ходе совместных операций, проверка боеспособности вооружения и транспортных средств, штатных и перспективных.

Напомним, предыдущие совместные военные маневры Турции и Азербайджана с боевыми стрельбами проходили за полтора месяца до начала боевых действий в Карабахе. В Ереване считают 44-дневную войну прямым продолжением августовских азербайджано-турецких учений. Алгоритмы и содержание "предвоенных" маневров настораживают и Армению, и Россию.

Турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу в конце декабря обещал "активизировать усилия по нормализации отношений с Арменией", однако реальность выглядит иначе.

Безопасность армянского населения не абсолютна. Дальнейшая судьба и статус Нагорного Карабаха не определены, в перспективе зависят от баланса сил в регионе и возможностей азербайджано-турецкого военного альянса.

В соответствии с заявлением лидеров России, Азербайджана и Армении, Карабах остался практически изолированным анклавом на территории площадью чуть более половины бывшей Нагорно-Карабахской автономной области (без Гадрутского района и города Шуша). Стабильность и безопасность обеспечивают преимущественно российские миротворцы. Возможно, сохраняющаяся неопределенность создает в Анкаре и Баку иллюзию, будто "мятежную территорию" можно "дожать" военными средствами, игнорируя российских миротворцев.

Многие подзабыли итоги грузинской операции "Чистое поле" на территории Южной Осетии в августе 2008 года. Неслучайно американское издание Foreign Policy отмечает высокий риск "неожиданной конфронтации" в зоне пересечения российско-турецких интересов на Южном Кавказе. Подобное развитие событий было бы выгодно Западу для реализации общего плана дестабилизации российского ближнего зарубежья и "сдерживания" РФ.

В свою очередь, влиятельные турецкие националисты мечтают о ликвидации "разделенного тюркского мира" и едином "турецком пространстве" от Эгейского моря до западного Китая.

Военные угрозы в регионе Южного Кавказа сохраняются. И относительно далекий Пакистан не дремлет, ведет свою военно-политическую игру, в которой преобладают экономические резоны.

Пакистанский фактор

Географически Баку и Исламабад разделяют более 2 000 километров, но их объединяют особые отношения с Турцией. Напомним, что еще основатель Пакистана Мухаммед Али Джинна высоко отзывался о Мустафе Кемале Ататюрке, и Анкара в 1947 году сразу же установила дипломатические отношения с новым государством Пакистан. С той поры две страны традиционно помогают друг другу на международной арене и в военной сфере. Пакистан с 1974 года поддерживает турецкое присутствие на Северном Кипре. Турецко-пакистанская военная консультативная группа создана в 1988 году для обмена опытом в военном образовании и оборонной промышленности, а с 2003 года сотрудничество Анкары и Исламабада укрепляет организация "Высший военный диалог".

Турция и Пакистан регулярно проводят совместные военные учения. В последние годы Анкара стала вторым после Пекина поставщиком вооружений для пакистанской армии, и только в 2018 году Пакистан приобрел 30 турецких вертолетов T-129 на сумму 1,5 миллиарда долларов. Турция стремится быть посредником между Афганистаном и Пакистаном в конфликтной "зоне племен".

Подобные отношения закономерно проецируются на все страны в зоне влияния Турции, Азербайджан просто обречен на военное и военно-техническое сотрудничество с Пакистаном. Так, располагая значительными средствами, имея большой выбор современнейших истребителей на международном рынке, Баку заказал два десятка истребителей JF-17 пакистанского производства, явно не самых лучших в своем классе. В свою очередь Исламабад открыто поддержал наступательную операцию азербайджанской армии в Нагорном Карабахе.

Пакистанские специалисты готовы участвовать в разминировании территории Нагорного Карабаха, и все же Исламабад заинтересован прежде всего в экономической экспансии, с дальним прицелом на постсоветское пространство Центральной Азии. Пакистан вряд ли станет ввязываться в боевые на Южном Кавказе – военных конфликтов более чем достаточно на границах с Индией и Афганистаном. Территория и лояльность Азербайджана сами по себе создают благоприятные условия для расширения (через Каспий) турецко-пакистанского военного и экономического влияния.

Границы в Центральную Азию практически открыты – еще в 2009 году в Нахичевани провозглашен Тюркский совет в составе Азербайджана, Турции, Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана. В октябре 2020 года состоялись знаковые визиты министра обороны Турции Хулуси Акара в Казахстан и Узбекистан, где были подписаны соглашения о военном и военно-техническом сотрудничестве. Тогда казахстанская сторона оперативно опровергла вероятность появления "центральноазиатского НАТО".

Азербайджан является членом Движения неприсоединения (к военным блокам), объединяющего 120 государств мира, президент Ильхам Алиев до 2022 года председательствует в этой организации. И все же "приступ" военно-политической активности Анкары на фоне боевых действий в Карабахе позволяет предположить, что последует продолжение попыток Турции расширить свое влияние.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

119
Китайские девушки держат флаги США

Война санкций: как будут развиваться отношения США и Китая

0
(обновлено 11:12 22.01.2021)
Пекин ввел санкции против 28 сотрудников предыдущей администрации США, включая бывшего госсекретаря Майка Помпео и советника Трампа по торговле Питера Наварро

Все это сделано за "серию безумных действий, которые стали серьезным вмешательством во внутренние дела Китая и нанесли ущерб интересам КНР", пишет автор РИА Новости.

Представитель уже нового руководства Соединенных Штатов назвал данное решение "непродуктивным и циничным". Кроме того, первый день президентства Джо Байдена ознаменовался и другими знаковыми для китайско-американских отношений событиями. 

На инаугурацию американского лидера был официально приглашен представитель Тайваня. Союзнические и в целом очень близкие отношения Вашингтона с непризнанным государством-островом никогда не являлись секретом, но на столь выразительное нарушение формальных дипломатических правил американцы пошли впервые за сорок лет.

Ну а затем стало известно, что Twitter заблокировал аккаунт посольства КНР в Вашингтоне, проявив при этом изощренное иезуитство.

Суть в том, что в последние недели работы администрация Трампа в конфронтации с Пекином стала вновь активно эксплуатировать уйгурскую тему. В декабре США ограничили импорт хлопка из Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. А буквально за сутки до своей отставки Помпео назвал ситуацию там "геноцидом" и "систематическими попытками китайского правительства уничтожить уйгуров".

В свою очередь, пару недель назад посольство КНР опубликовало твит, в котором указало, что благодаря политике "раскрепощения" уйгурские женщины больше не являются "машинами по зачатию детей". Вот за это-то Twitter и наложил рестрикции на аккаунт, заявив, что тот нарушает "политику против расчеловечивания", проводимую социальной сетью.

Тут, конечно, отдельно впечатляет, что заявление дипмиссии о катастрофически бесправном положении женщин в традиционном уйгурском укладе и о прогрессивно-эмансипирующей роли политики КНР было расценено Twitter как антигуманное расчеловечивание.

Но интереснее даже другое: для снятия наказания и восстановления доступа к своему аккаунту посольство должно самостоятельно удалить неприемлемый для соцсети твит, скрытый сейчас от аудитории. Это новый, по-своему оригинальный и, конечно, просто отвратительный шаг в политике цензуры, масштабно развернутой глобальным Big Tech.

Разумеется, Китай — как и ни одно уважающее и дорожащее собственной репутацией государство — не может поддаться подобному публичному шантажу, да еще со стороны частной корпорации.

Другое дело, что за Twitter, не скрываясь, маячат уши американского государства и конкретно новой администрации США, а это, как и прочие события, дает повод для неутешительных выводов.

Первые решения Джо Байдена в Белом доме подтвердили ожидания, что он сразу начнет демонтаж наследия Дональда Трампа. И действительно, все пошло как по нотам: возвращение США во Всемирную организацию здравоохранения и в Парижское соглашение по климату, отмена строительства стены на границе в Мексикой и запрета на въезд в Штаты граждан из ряда мусульманских и африканских стран, отзыв разрешения на строительство нефтепровода Keystone XL.

Однако если перечисленные шаги были вполне ожидаемыми, то судьба самой главной темы внешней политики предыдущего хозяина Белого дома — экономической и политической войны с Китаем — была не ясна.

Хватало оптимистичных мнений экспертов, которые считали, что стоит ожидать потепления в отношениях двух стран.

В пользу такого сценария склоняло как не разрушенное до конца китайско-американское торговое партнерство, ставшее квинтэссенцией глобализованного мира, так и давно сложившиеся особо тесные отношения с КНР и ее бизнесом представителей нового руководства и их родственников (вплоть до Хантера Байдена, сына своего отца).

Правда, скептики указывали на объективное исчерпание потенциала, возможностей и выгод Химерики (China+America=Chimerica), а также нарастание противоречий между двумя ее составляющими. Трамп просто оказался готов открыто признать данные реалии и действовать в соответствии с ними, отказываясь плести кулуарно-дипломатические кружева.

Из этого очевидным образом следовало, что никакие конфликты между прежним и новым руководством США не изменят, что Байдену и его команде придется иметь дело с тем же самым набором — довольно неблагоприятных для Америки — обстоятельств, которые просто вынудят их продолжить антикитайскую политику предшественника.

Что ж, первый же день президентства Джо Байдена подтвердил правоту данной точки зрения.

Более того: есть серьезные основания полагать, что политика Вашингтона в отношении Пекина станет даже более жесткой и опасной в своей бескомпромиссности.

Трамп, будучи бизнесменом во власти, концентрировался на экономических аспектах борьбы с Китаем — развязанная им торговая война служит тому подтверждением. Политические, идеологические или тем паче военные элементы носили в его политике (и не только в отношении КНР) сильно второстепенный и подчеркнуто обслуживающий характер.

Однако для нынешних хозяев Белого дома приоритеты расставлены принципиально иным образом. Для них характерен идеологический детерминизм, а последние месяцы доказали, что они не считают необходимым соблюдать какие бы то ни было правила, как писаные, так и неписаные — плюс свято верят в эффективность грубой силы, в том числе военной, как метода политической борьбы.

Все это создает откровенно взрывоопасный коктейль не только для взаимоотношений Китая и США, но и для всей Юго-Восточной Азии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

0