«Оккупация» Балтии и прагматичные США

1
(обновлено 16:48 15.05.2015)

Алексей Макаркин, заместитель генерального директора Центра политических технологий, Россия.

- Президент США Джордж Буш в письме своей латвийской коллеге Вайре Вике-Фрейберге заявил, что конец второй мировой войны означал начало оккупации Эстонии, Латвии и Литвы. Ранее заместитель председателя Еврокомиссии Гюнтер Ферхойген подчеркнул, что Россия должна признать факт незаконной оккупации трех стран Балтии, если она хочет поддерживать добрососедские отношения с Евросоюзом.

О чем свидетельствуют эти события, практически совпавшие по времени? Во-первых, о том, что в очередной раз стало ясно: трансатлантические разногласия на российском направлении ни в коем случае нельзя преувеличивать, противопоставляя «хорошие» США «плохой» Европе, или наоборот. Речь идет о консолидированной позиции, отличающейся лишь несколько большей или меньшей степенью жесткости.

Во-вторых, Запад подчеркнуто прагматичен – для него приоритетны собственные политические интересы, а не абстрактные материи. Да, США не признали включение балтийских стран в состав СССР в 1940 году и публично осудили это событие  – в отличие, заметим, от европейцев, которые не делали подобных заявлений.

Да, американцы зафиксировали эту позицию при подписании Заключительного Акта конференции в Хельсинки в 1975 году. Но прекрасно понимающие юридическую сторону вопроса США не называли события 1940 года оккупацией, понимая, сколь негативную реакцию это может вызвать в СССР, а затем и в России.  Речь идет не только об эмоциях. Дело в том, что, согласно нормам международного права, оккупированная страна может после своего освобождения требовать компенсаций от оккупанта.

Американцы молчали в 40-е годы, когда СССР и США были союзниками по антигитлеровской коалиции – в том числе и в ходе Ялтинской конференции, определившей границы послевоенной Европы, когда была возможность вступиться за балтийцев. К слову, они не вступились и за эмигрантские правительства Польши и Югославии, признав в качестве законных те властные структуры, которые утвердились в этих странах после прихода советских войск. Тогда главной задачей было победить немцев, а защита прав «малых народов» оказалась для США на отдаленной периферии.

США молчали в 50-80-е годы, не желая создавать лишний повод для конфликтов с СССР в рамках глобального биполярного противостояния сверхдержав. Хотя поводов для того, чтобы продемонстрировать свою принципиальность, было немало. Например, на территории Швеции действовало эстонское правительство в изгнании (любопытный исторический казус – в суматохе 1940 года не успели официально отправить в отставку «старый» кабинет министров Эстонии, и его председатель, Юри Улуотс, эмигрировав в Швецию, провозгласил себя и.о. президента – в точном соответствии с конституцией своей страны). Можно было бы пригласить очередного премьера в изгнании (а правительство действовало до 1992 года) в Вашингтон, где образцово-показательно осудить Советский Союз как оккупанта. Однако США не были склонны поддерживать виртуальные политические силы, предпочитая иметь дело с реальными факторами, которым в те годы был СССР.

Американцы не говорили об оккупации и в период горбачевской перестройки, когда главным для них было обеспечение объединения Германии на своих условиях (с членством в НАТО) и демонтажа Варшавского договора без сопротивления со стороны «русского медведя», который мог «неправильно понять», если бы его назвали оккупантом.  В те годы «непонимание» могло привести к самым неприятным для США и Европы последствиям, вплоть до нового варианта «железного занавеса».

Столь же сдержанно США (равно как и Европа) вели себя в вопросе «оккупации» и в последующие годы, что объясняется их желанием облегчить процесс расширения НАТО на восток, включая и интеграцию в военный блок стран Балтии. Россия практически не могла повлиять на этот процесс, но все же Запад стремился минимизировать политические риски и не обострять без особой нужды отношений с Россией. К тому же в 2001 году Россия и США стали партнерами по антитеррористической коалиции, так что «лишние» претензии выглядели явно неуместно.

И только сейчас, когда страны Балтии вошли в НАТО и ЕС, а значимость антитеррористической коалиции для Америки снизилась (трагедия 11 сентября уже стала частью истории, талибы изгнаны из Кабула, а о судьбе бен Ладена поступают противоречивые сообщения), США решили проявить принципиальность и произнести слово «оккупация».

Аналогичная резолюция, кстати, внесена в американский Конгресс – также лишь в нынешнем году. Стало ясно, что для США российское самолюбие значит уже немного – иначе не планировалась бы «цветная революция» в Белоруссии (входящей в одно с РФ Союзное государство).

Таким образом, США и Европа в очередной раз демонстрируют предельный прагматизм. Когда надо, можно промолчать, чтобы не обидеть нужного партнера или сильного соперника. Когда надо – проявить принципиальность в отстаивании демократических идеалов в борьбе с уже ушедшим в историю и поэтому безопасным советским режимом.-0-

 

1
Загрузка...