Новый мировой порядок, новая ООН - три мнения

3
(обновлено 16:48 15.05.2015)

Геннадий Чуфрин, заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений, член-корреспондент Российской академии наук.

- Возникшие было после окончания “холодной войны” надежды на снижение международной напряженности оказались иллюзорными. Реальное развитие обстановки в мире пошло по пути роста числа больших и малых вооруженных конфликтов в различных районах земного шара – в том числе, впервые после окончания II мировой войны, и на европейском континенте, - и гибели в них десятков тысяч людей.

 Особую угрозу миру в последние годы стал представлять международный терроризм. Одновременно участились случаи нарушения международных режимов по контролю над оружием массового поражения и средств их доставки.

Казалось бы, возглавить борьбу с этими угрозами должен, в соответствии с действующими нормами международного права, Совет Безопасности ООН. Однако на практике СБ ООН неуклонно утрачивает свой авторитет в мире.

Среди причин - политика “унилатерализма”  (“односторонности”), проводимая США и призванной обеспечить осуществление на международной арене выгодных им акций, в том числе и силовым путем, в обход Совета Безопасности и Устава ООН. Представляется вполне очевидным, что если эти деструктивные действия будут продолжены, ООН ждет судьба Лиги Наций, а человечество – возвращение в эпоху, когда в международных отношениях будет безраздельно торжествовать право силы, а не право закона.

Среди многочисленных предложений по реформе ООН несомненный интерес вызывает доклад, подготовленный по инициативе Генерального Секретаря ООН Кофи Аннана 2 декабря прошлого года. Доклад подготовила так называемая группа мудрецов, 16 выдающихся деятелей, в которую от России входил академик Евгений Примаков.

Из более чем сотни рекомендаций, содержащихся в докладе, наибольший интерес вызывают те из них, которые предполагают реорганизацию Совета Безопасности ООН за счет увеличения числа его постоянных  членов.

Я солидарен, во-первых, с возможностью предоставления статуса постоянного члена СБ ООН  Германии и Японии и, соответственно, с окончательным подведением таким образом итогов II мировой войны. Во-вторых, считаю, что в состав постоянных членов Совета Безопасности ООН могут (и должны) войти новые лидеры Африки, Азии и Латинской Америки, скорее всего, в лице Бразилии, Индии, Египта, а также Нигерии либо ЮАР.

Вместе с тем не случайно, что  предлагаемая реформа подвергается критике, в первую очередь, со стороны тех, кто придерживается принципов однополярности и «односторонности» в современных международных отношениях. При этом критики реформы выступают если не против расширения числа постоянных членов СБ ООН, то, по крайней мере, за их ограничение в правах, в частности, за счет того, чтобы им не предоставлялось право вето.

Позиция России по поводу реформы ООН и Совета Безопасности ООН является вполне определенной и последовательной. В частности, Москва стоит за  расширение числа постоянных членов Совета Безопасности и одновременно за предоставление всем новым членам Совета  права вето.

Сергей Караганов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике.

- Все более устаревшим выглядел мандат СБ ООН, основанный на праве победителей в войне шестидесятилетней давности. Поэтому мировое сообщество давно находилось в ожидании доклада Кофи Аннана с предложениями по реорганизации Организации Объединенных Наций.

Доклад хорош, ясно написан, в нем заложен серьезный модернизаторский потенциал. Но вместе с тем он требует комментариев. Сосредоточусь на том, что я хотел увидеть, но не увидел в докладе.

Политически понятной частью доклада Генсека ООН, является его предложение по созданию при Секретариате этой организации межправительственной Комиссии по миростроительству, а также Управления по поддержке миростроительства. Задачи более чем  благородные, – содействие странам (в основном малоразвитым) в послевоенном восстановлении.

Но Генсек ООН, организации, больше чем наполовину состоящей из несостоявшихся или падающих (деградирующих) государств, не мог не поставить на повестку дня другую, не менее, если не более важную задачу – что делать с этими государствами или квазигосударствами, даже если они не воюют? Образовались, думаю, больше сотни государств, почти не имеющих шансов на нормальное развитие, но зато перевооруженных, коррумпированных, да еще и имеющих стойкую зависимость от получения иностранной помощи, которой их «подкармливали» в течение десятилетий.

В докладе Генсека проблема этих государств обходится. И из структуры ООН удаляется Комитет по опеке. На его сохранении и развитии настаивали, насколько я осведомлен, многие из «старейшин», готовивших предложения по реформе ООН.

Но шаг вперед, пусть маленький, сделан. Меня радует, что он именно маленький, и поэтому непременно потянет новые требования реформ. Ведь другого ООН у нас пока нет. Надо работать с тем, который есть.

Дмитрий Косырев, вице-президент Внешнеполитической ассоциации.

- Мы доживаем последние годы того миропорядка, который был сформирован по итогам Второй мировой войны. Соответственно, последние годы доживает и ООН в ее нынешней форме – и как механизм поддержания глобального мира и стабильности, и как мировое правительство с ограниченными возможностями. Поэтому ООН либо реформируется под новую эпоху, либо уйдет в ней на задний план, займется второстепенными вопросами.

ООН создавалась победителями Второй мировой – группой держав, неприязненно относившихся друг к другу, но хорошо понимавших на свежем и печальном опыте чрезмерную цену не войн вообще, а войн именно внутри узкой группы держав, решавших судьбы мира. Эта группа держав не могла, конечно, да и не очень пыталась отменить все войны вообще, но вот новую мировую войну они все-таки не допустили.

Эта группа, составляющая пятерку сегодняшних постоянных членов Совета Безопасности ООН, сегодня хорошо видит, что послевоенная эпоха кончается не потому, что былые побежденные Второй мировой – Япония, Германия - уже решают судьбы мира фактически в той же степени, что и былые победители.

Эпоху изменило несущественное, вроде бы, побочное последствие Второй мировой – появление в течение всех этих 60 лет все новых и новых стран. Сегодня государств в мире почти 200. И они, сильные и слабые, хотят такого мирового правительства и такого мирового полицейского, которые работали бы на них, а не на победителей войны 60-летней давности. Особенно если победители никак не могут отказаться от вредной привычки выносить суждения по поводу "пригодности" и "непригодности" прочих стран к существованию.

Более того, некоторые из этих "новых" стран сегодня идут к мировому лидерству. Мир накануне коренной смены расстановки сил, потому что к мировому лидерству выходят Китай, Индия, Бразилия и, возможно, за ними – другие, о которых мы сейчас не имеем точного представления.
Происходят перемены и в рядах "старых" держав. Например, Евросоюз – что делать с этим европейским экспериментом, дать ему место в Совете Безопасности вместо нынешних Англии, Франции и стремящейся туда Германии? Только сам ЕС может ответить на этот вопрос.

Поэтому и реформа ООН будет успешна только если учтет эти уже случившиеся и предстоящие перемены. За исключением Китая, который и так имеет постоянное членство в СБ, новички также должны иметь право вето как в вопросах войны и мира, так и в вопросах экономического будущего нашей планеты.

Нечего и говорить, что "американский мир", мир единственной сверхдержавы, не состоялся – США только-только начали пытаться играть эту роль, как стало ясно, что они все равно лишатся ее в исторически очень короткий срок, между 2020 и 2050 годами. Все это знают, и относятся к Америке соответственно. Мир был и останется многополярным, лишь полюса будут несколько другими.

США могут заблокировать реформу ООН в надежде добиться хоть каких-то выгод в последние годы существования старой системы. Но мироустройство от этого не перестанет меняться – новые великие державы и без ООН найдут другие механизмы реализации своей новой роли в изменившемся мире.

Державы уходящей эпохи – Англия, Германия, Япония - могут пытаться препятствовать переменам, но достигнут лишь временного успеха. Поэтому лучшее, что они могут сделать – последовать примеру России и помочь рождению новой эпохи. Тогда и у них сохранится в ней почетная и важная роль. –0-

3
Загрузка...