РОССИЯ : Российско-китайские учения - атака на Ляодунский полуостров

3
(обновлено 16:48 15.05.2015)

Через сто лет после окончания русско-японской войны 1904-1905 года российские солдаты вновь ступят на Ляодунский полуостров Китая. Тот, где когда-то находилась легендарная, воспетая в русских песнях начала 20-го века крепость Порт-Артур, и торговый порт Дальний.

Сейчас эти города носят другие имена – это китайская военно-морская база Люйшунь, где дислоцируются стратегические и многоцелевые подводные лодки, а также фрегаты и эсминцы КНР, и портовый город Далянь со знаменитой высотой 203,6, господствующей над портом и базой.

Эту высоту сто лет назад героически защищал четырехтысячный сводный отряд полковника Третьякова, и у которой полегло двенадцать тысяч японских солдат, в том числе и два сына адмирала Того, чьи войска штурмовали ее. Потеря высоты фактически предопределила исход битвы за Порт-Артур и за Ляодунский полуостров. Организацию героической обороны русскими войсками Порт-Артура и высоты 203,6, как и операцию по их овладению японской армией, рассказывали мне китайские офицеры, до сих пор изучают в военных академиях КНР.

Теперь, осенью 2005 года, как об этом договорились на днях начальник Генерального штаба вооруженных сил России генерал армии Юрий Балуевский и начальник Генерального штаба Народной освободительной армии Китая генерал-полковник Лян Гуанлэ, на Ляодунском полуострове пройдут российско-китайские тактические учения. Хотя, конечно, их масштабы будут несравненно меньше, чем боевые действия во время русско-японской войны.

План этих учений известен только «вчерне». Никто не будет прежде времени раскрывать его интригу - иначе это будут не учения, а показные занятия. И защищающие полуостров, и атакующие его должны быть готовы к любым неожиданностям, которые может вдруг "организовать" командование маневрами. И понятно, что перипетии той, столетней давности войны они повторять не станут. По самым разным причинам. Одна из них – сравнительно небольшие силы, которые будут участвовать в маневрах – до 200 человек с обеих сторон (по военным меркам, по развернутой роте с приданными средствами и средствами усиления).

Хотя, как планируется, в «боевых» действиях с российской стороны примут участие десантные корабли и даже стратегические бомбардировщики Ту-22М3 (на Западе их называют «Baсkfire-C») и морские разведчики Ту-22МР, которых, по понятным причинам, не существовало в начале ХХ века. Да и времени маневры займут гораздо меньше, чем осада Порт-Артура, которая длилась почти год. На нынешние учения отводится неделя или чуть больше. Но пользу они должны принести обеим армиям достаточно большую.

Начнем с того, что обмен опытом подготовки войск и управления подразделениями на поле боя, что практически всегда происходит во время подобных маневров, конечно же, обогатит ту и другую армию. Пожалуй, две самые сильные армии на континентальном Дальнем Востоке. Кроме того, китайские войска, в первую очередь авиация и флот, вооружены российской боевой техникой – истребителями Су-27 и Су-30, эсминцами проекта 956 класса «Современный» (по западной классификации «Balkom-2») и подводными лодками проекта 633 и 877ЭКМ класса «Варшавянка» («Romeo» и «Kilo»). И, естественно, отечественным генералам весьма интересно узнать, какую тактику использования этих сил применяют их китайские коллеги. А китайцам любопытно будет посмотреть в действии стратегические бомбардировщики Ту-22М3 и разведчик Ту-22МР, которые они надеются закупить у России.

Но не это главное. Совместные тактические учения, в которых принимают участие китайские и российские подразделения, -  далеко не первые в их практике. Китай и Россия вместе с Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном входят в Шанхайскую организацию сотрудничества, одной из целей которой является борьба с международным терроризмом.

Перед Москвой и перед Пекином такая задача стоит очень остро. Чечня, как и Синьцзян, продолжают оставаться для обоих государств весьма серьезными районами, к которым нельзя ослаблять и внимания «силовиков». Опыт такого пристального «внимания» очень полезен, как той, так и другой стороне. В том числе, и меры по предупреждению и пресечению противоправных действий сепаратистов и террористов.

И в этом плане российским военным экспертам не очень понятно, почему двусторонние плановые учения вооруженных сил России и Китая некоторые СМИ на Западе характеризуют, как «репетицию китайского вторжения на мятежный остров Тайвань с целью восстановления территориальной целостности страны». Что общего между Ляодунским полуостровом и Формозой? Как можно проецировать действия двухсот солдат и офицеров, пусть и с поддержкой бомбардировщиков и сторожевиков, на захват острова с населением в 20 миллионов человек и с мощной современной армией?  Почему во время китайско-пакистанских, китайско-французских и китайско-индийских учений, который прошли одно за другим в последние два года, таких ассоциаций не возникает, а по поводу российско-китайских – мгновенно?

Очевидно, что подобные, мягко скажем, недобросовестные и провокационные предположения вызваны одной-единственной причиной. Опасениями по поводу слишком тесного сотрудничества между Москвой и Пекином. В том числе и в военной сфере.

Это сотрудничество очень не нравится тем, кто хотел бы видеть в нашем мире единственный центр силы. Но с таким представлением об устройстве мира вряд ли согласятся и Россия, и Китай, и другие страны. В том числе Франция, Германия, Испания… Никто из них не подозревает Пекин в агрессивных устремлениях, а решение Госсовета КНР о недопустимости отделения от Китая его исконных территорий вплоть до применения силы считают его законным суверенным правом.

Тем более, что руководство Поднебесной в борьбе за воссоединение своих земель неизменно опирается на мирные решения - как это было с Гонконгом, с Макао…

Но в любом случае российско-китайские тактические учения на Ляодунском полуострове в октябре нынешнего года к этой теме не имеют никакого отношения. Разве что еще раз по столетней ассоциации напоминают: непродуманная и безответственная империалистическая политика, на которую в начале ХХ века опирались Россия, Япония и другие державы, не может быть больше опорой мировой геостратегии в ХХI веке. Сегодня и в будущем она должна опираться на борьбу с общими угрозами, на сотрудничество самых разных стран и учет взаимных национальных интересов.

На этих учениях, уверен я, кроме высадки десанта и обороны полуострова Ляодун, вероятно будет еще один, не предусмотренный сценарием маневров эпизод. Российские солдаты и офицеры возложат цветы к памятнику русским воинам на высоте 203,6, который, кстати, восхищенные мужеством ее защитников, поставили японцы.

Неподалеку от него до сих пор стоит советское зенитное орудие времен Второй мировой войны и радиолокационная антенна пятидесятых годов прошлого века. Это - напоминание о советском десанте, который взял высоту 203,6 в сорок пятом, освобождая Китай от японской оккупации, и память о советской радиотехнической роте, что оставалась здесь до 1955 года. На лафете орудия выцарапано по-русски «дембель неизбежен – 1956 год». И подпись «Николай из Воронежа».

Есть, видимо, что-то символическое в том, что русские солдаты опять смогут подняться к высоте, обильно политой кровью их героических предков. –0-

3
Загрузка...