РОССИЯ : Модернизация России и Европа

21
(обновлено 16:48 15.05.2015)

СЕРГЕЙ КОРТУНОВ, Председатель Комитета внешнеполитического планирования

- Так уж получилось, что Россия, проводя модернизацию, всегда ориентировалась на Европу. Еще Петр Великий, осознав, что Россия в его времена катастрофически отставала от Европы, предпринял  экстраординарные меры для того, чтобы путем мобилизационного рывка преодолеть это отставание. Он поставил перед страной сверхзадачу: стать современной европейской державой. И к концу его правления Россия, действительно, стала таковой.  Уже в XIX веке она была  никем не оспоримой великой державой, а в ХХ веке – правда, в ипостаси Советского Союза – сверхдержавой. 

В конце ХХ – начале ХХI веков  проблема модернизации страны вновь встала во весь рост. Неудача в ее решении в конце ХХ века во многом предопределила распад Советского Союза.
Проблема модернизации в России и сегодня является главной. Многим в стране хотелось бы, чтобы она стала  основным содержанием второго срока президентства Владимира Путина. С тем, что стратегия модернизации, несомненно, востребована, и связан тот самый «рейтинг надежды», который сегодня по-прежнему остается у Путина.

В качестве стратегических российский президент сформулировал  идеи конкурентоспособности России, удвоения ВВП, борьбы с бедностью и военной реформы. Далеко не все эти задачи имеют отношение к модернизации. Хотя, если понимать модернизацию широко, то и они могут быть частью российского модернизационного проекта.

Идея конкурентоспособности является центральной идеей модернизации. По мнению Президента РФ, Россия должна быть и будет страной с конкурентоспособной рыночной экономикой. С конкурентоспособными товарами и услугами, технологией и идеями, бизнесом и самим государством, частными компаниями и государственными институтами, предпринимателями и государственными служащими, студентами, профессорами, наукой и культурой. В достижении конкурентоспособности, по определению Владимира Путина,  состоит так называемая национальная идея России.

Модернизация страны предполагает ломку индустриальных структур, которые стали громоздкими и не отвечают современным реалиям, и движение в направлении постиндустриального общества. Важнейшая задача России в контексте модернизации заключается в переходе от сырьевой экономики к экономике знаний, к инновационной стратегии. В мире высоко ценится наука и культура России, а это – важнейший параметр развития, накапливаемый веками. Однако по индексу текущей конкурентоспособности страна пока занимает 70-е место в мире. 

Особенность современной модернизации, предполагающей построение постиндустриального общества, состоит в том, что ее «молекулой» является  свободная, раскрепощенная, творческая личность. Да и действовать Владимир Путин не может так, как действовали Петр Великий или Иосиф Сталин. Любая национальная стратегия сегодня является лишь результатом широкой общенациональной дискуссии.

Сценарием для современной России не может быть «догоняющая модернизация». Если Россия не хочет (сохраняя нынешние темпы роста ВВП) через 15-20 лет достичь жизненного уровня современной Португалии (которая, естественно, не будет стоять на месте), а намерена вписаться в постиндустриальное общество как равный партнер Запада, ей необходима стратегия прорывного, «опережающего развития» за счет форсированного перехода к «экономике знаний». Только таким образом Россия сможет встретиться с Западом в какой-то момент на будущей исторической траектории.

Нынешний этап модернизации также традиционно связан в российском сознании с Европой, с формированием Большой Европы, куда входит Россия. И в частности, – с созданием четырех общих пространств – экономического, внешней безопасности, внутренней безопасности и культурного пространства. Ключевой предпосылкой формирования Большой Европы является становление демократических процедур в России, правового государства, рыночной экономики, гражданского общества и, в конечном счете, «созвучие ценностей» между Россией и Западом. Вместе с тем, нельзя согласиться с отождествлением модернизации и вестернизации, то есть со слепым копированием западных наработок. Следует настаивать на национальной модели модернизации. 

 Надо признать, что 2004 год не был удачным для России во всех отношениях – и для внешней, и для внутренней политики. Это, разумеется, не могло не повлиять на планы национальной модернизации. У многих сложилось даже впечатление, что после трагических сентябрьских событий в Беслане проблема модернизации  была снята с официальной повестки дня. Тогда же фактически вошли в состояние кризиса отношения России с Евросоюзом. Со стороны ЕС беспрестанно звучали критические замечания в адрес России. И  по поводу так называемой «управляемой демократии», «авторитарных тенденций режима Путина», «нечестных» и «несправедливых» парламентских и президентских выборов и другие.

  Практика показала, что полуфеодальные отношения в ряде сфер российской внутренней политики совершенно несовместимы с постиндустриальной архитектурой внешней среды именно того евроатлантического пространства, в которое Россия  и хочет интегрироваться. Но это даже не самое главное.   Возможна ли в принципе кардинальная смена парадигмы развития России, то есть переход от мобилизационной модели модернизации, что всегда было присуще России, к инновационной модели, характерной для стран Западной Европы? Это – важнее.

Важно и то, что Россия попала в сложнейшую ситуацию. Мобилизационная модель развития, привычная и знакомая для страны, сейчас уже невозможна. А для перехода к инновационному развитию нужны совсем другие условия – чужие для России и неизвестные. Из этого сложнейшего положения, в котором когда-либо находилась Россия, достойно выйти  ей  самой, самостоятельно, будет очень и очень трудно. 

В нынешней ситуации, по существу кризиса отношений между Россией и Евросоюзом, разговор о четырех общих пространствах Большой Европы, конечно же, выглядит достаточно туманным. И все же если проблема  модернизации обсуждается, хотя бы на уровне экспертного сообщества, то, наверное, можно говорить о том, что она остается в национальной повестке дня. И это дает основания для  оптимизма. Задача российской политической элиты состоит в том, чтобы удержать проблему модернизации России также и в повестке дня Большой Европы.–0 -

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

21
Загрузка...