РОССИЯ : Будет ли развиваться в России конкурентная среда ?

5
(обновлено 16:48 15.05.2015)

Эксперты Мирового экономического форума в недавнем "Глобальном докладе о конкуренции на 2004-2005 годы" поставили Россию на 70-е место из 104 возможных по конкурентоспособности  ее экономики.

Что не удивительно - в этом показателе важная роль отводится качеству производимых товаров и услуг. Ну, а каких шедевров качества можно ожидать от страны, где конкурентная среда все еще находится в неопределенном состоянии? И вот сейчас российские власти пытаются дать импульс к ее развитию – в правительстве подготовлен новый закон «О защите конкуренции».

Удастся ли с помощью этого закона переломить сопротивление монополий, которые пустили в России мощные корни? Конкуренция для России вообще вопрос нелегкий. Ведь в СССР о ней и речи быть не могло, она считалась ненужной растратой производительных сил.

Вся промышленность замышлялась и создавалась как единая фабрика. Конкурентов, естественно, не имеющая. Та система, вроде бы, должна была уйти навсегда. Но не уходит, потому что когда в начале 90-х годов предприятия в постсоветской России формально освободили от государственной опеки, о конкуренции никто даже не вспомнил. Эти части когда-то единой фабрики просто не знали не только как, но главное – зачем им конкурировать.

Такое состояние закрепили и с помощью особенностей российской приватизации. В 90-е годы наибольшие прибыли приносило просто перераспределение собственности. А когда предприятие-монополист является объектом корпоративного конфликта, думать о том, какова его конкурентоспособность на мировом и на внутреннем рынке, следует уже лишь во вторую очередь.

В результате конкуренция на многих российских рынках всерьез началась сравнительно поздно, то есть совсем недавно. Если вообще началась. Ведь значительная часть российской промышленности имеет высокую концентрацию. Взять нефтяные компании.

Конкуренция между ними очень слабая, потому что любые нефтяные компании на любом рынке имеют стимул к согласованным действиям, к молчаливому сговору. Еще более показательный пример – это "Газпром", который вообще ни с кем не конкурирует, он монополист.

Довольно крупная часть российской промышленности зависит от подобных "Газпрому" естественных монополистов, поскольку даже теоретически не имеет альтернативных источников поставок. В результате монополист обладает сильным инструментом воздействия на эти компании. Они конкурентоспособны ровно в той степени, насколько дешевое сырье он им поставит.

К чему это привело? На протяжении 90-х годов компании, зависящие, скажем, от "Газпрома", настолько погрязли в долгах своему поставщику, что тот вынудил их продать ему контрольные пакеты. Получилось, что в России во многих отраслях сформировались крупные вертикально интегрированные компании, внутри которых предприятия друг с другом не конкурируют. Так произошло с предприятиями нефтехимии. Сегодня очень многие  из них принадлежат "Газпрому", его дочерним компаниям или его менеджерам.

Возникает вопрос – а куда смотрели российские власти? Почему государственная политика на протяжении многих лет только снижала стимулы к конкуренции? Ответ очевиден: государственные органы делали все, чтобы поддержать на плаву компании, оказавшиеся в плохом финансовом состоянии. Им  реструктуризировали задолженность, прощали долги, освобождали от уплаты налогов.

Если бы этого не делалось, наступила бы социальная катастрофа.
В результате конечные финансовые результаты у плохих и хороших компаний выравнивались. Но когда хороший производитель не может лучшим качеством продукции выдавить с рынка плохого – пропадает главный стимул конкуренции.

Начиная с 1997-98 годов антимонопольные органы делали попытки бороться против ограничения конкуренции на российском рынке. Однако у них не было реального инструмента для такой борьбы. Дело в том, что в начале 90-х российские власти настолько увлеклись западными идеями, что копировали чужие законы, не учитывая национальных особенностей. Российское антимонопольное законодательство писалось по образцу европейского. Но, по мнению заместителя директора Института анализа предприятий и рынков Светланы Авдашевой, проблемы слабости конкуренции в России выходят за пределы тех проблем, которые существуют в развитых странах. Следовательно, нынешнего антимонопольного закона недостаточно, так же как и деятельности антимонопольного органа.

В то же время существующий  закон о конкуренции заставляет Федеральную антимонопольную службу (ФАС) делать в большом объеме работу, которая не имеет никакого отношения к защите конкуренции. Скажем, действующим законом установлены очень низкий порог контроля сделок слияний – если в результате слияния общий капитал составляет $370 тыс., такая сделка уже требует предварительного согласия с ФАС. Как повлияет на рынок слияние, скажем, булочной с прачечной? Тем не менее, ежегодно антимонопольный орган согласовывает десятки тысяч подобных сделок. Это безумный объем работы, который к поддержке конкуренции отношения не имеет.

С другой стороны, санкции за нарушение антимонопольного законодательства приблизительно такие же, как за переход улицы в неположенном месте. Это, по нынешним законам, административное правонарушение. Максимальный штраф – порядка $1800.

Чем лучше будет новый закон «О защите конкуренции»? Глава ФАС Игорь Артемьев заявил, что этот «законопроект направлен на снижение административного давления на бизнес».  Контролироваться будут только те сделки, которые действительно ведут к экономической концентрации. Документ также предусматривает упрощение процедур антимонопольного контроля.

Сужается круг сделок, требующий согласования или уведомления антимонопольного органа. А при приобретении прав на акции контролироваться будут лишь сделки, в результате которых у покупателя возникает право распоряжаться блокирующим пакетом акций, контрольным пакетом акций, а также пакетом акций в 75%. В законопроекте появилось также такое понятие, как коллективное доминирование.

Усиливается ответственность за сдерживание конкуренции на рынке. Вводится антимонопольный контроль государственной помощи, где большую роль играет норма о том, как можно и как нельзя осуществлять госпомощь, чтобы конкуренция не сдерживалась. А наличие или отсутствие ценового сговора, в котором так часто обвиняют металлургических и нефтяных королей, будут определять независимые финансовые оценщики.

Для потенциальных инвесторов закон можно назвать благоприятным, поскольку он явно уменьшает всевозможные регистрационные издержки. Правда, если сделка действительно оказывает влияние на конкуренцию на российском рынке, то по новому закону ее будут анализировать более тщательно, чем раньше. –0-

5
Загрузка...