РОССИЯ : Откуда в ЕС микробы русофобии

3
(обновлено 16:47 15.05.2015)

Трудно сказать, почему дата 25 ноября больше подходит для саммита Россия-ЕС в Нидерландах, чем 11 ноября, когда он не состоялся и был перенесен. Говорят, что тогда Жозе Баррозу, новый председатель Еврокомиссии, еще не утряс с европарламентариями список своей новой команды, и у Москвы просто не оказалось бы на саммите полномочных собеседников.

Но неприятности, связанные с кадровым составом Комиссии, еще не кончились. Неизвестно, например, будет ли участвовать в саммите Жак Барро, еврокомиссар по транспорту, чье прошлое – он был условно приговорен к тюрьме за растрату – вынуждает сейчас коллег требовать его отставки.
Между тем, транспорт, точнее позиция ЕС по транзиту через Литву к калининградскому эксклаву – эта тема остро интересует Россию. Естественно, российская делегация хотела бы видеть в кресле еврокомиссара по транспорту человека, который в ближайшее время не устранится от дел.

Говорят также, что к 11 ноября еще не была завершена работа над «дорожными картами» так называемых четырех общих пространств, создаваемых Россией и ЕС в сферах экономики, внешней и внутренней безопасности, гуманитарных проблем. Однако прямых договоренностей, что именно к саммиту в Гааге необходимо закончить формирование этих четырех пространств, не существует в природе.

Как бы то ни было, шесть месяцев, минувших после последнего саммита в Москве, стороны баклуши не били. Но прогресс, как сообщают источники РИА «Новости», пока невелик. Полностью готова лишь «дорожная карта» по гуманитарному пространству. По каждой из остальных областей есть российские и европейские варианты текстов, которые потребуют серьезных и длительных усилий для их согласования. Менее всего далек от завершения документ, касающийся внутренней безопасности. Оно и понятно: здесь сталкиваются интересы многочисленных ведомств Евросоюза и России, склонных по-своему толковать проблемы защиты границ, облегчения визового режима, реадмиссии мигрантов, противодействия наркотрафику и так далее.

Таким образом, саммиту в Гааге вряд ли удастся порадовать мир какими-то эпохальными документами. И это, по-моему, как раз неплохо. Вместо того, чтобы погрузиться в строительство четырех общих пространств из разрозненных, пока несовпадающих деталей, второй после расширения Евросоюза саммит Россия-ЕС с участием президента Владимира Путина мог бы сосредоточиться на главном. А именно на пятом пространстве, которое в последние месяцы сокращается, как шагреневая кожа. Пространстве доверия.

Россия и Евросоюз меньше доверяют сегодня друг другу, чем несколько месяцев назад. Это неоспоримый факт. ЕС бьет в набат по поводу «отступления демократии в России», ссылаясь на планы Путина изменить систему управления и то, что кажется подавлением прав человека в Чечне.
«Русские не стремятся к европейским ценностям!» - восклицают эти азартные критики, забывая, что страна еще не перевела дух после подлинной революции, полностью перевернувшей её социально-экономический уклад и государственную идеологию.

Требовать в таких условиях от России, чтобы она сию же секунду приобщилась к ценностям, которые Европа любовно выращивала на своих стриженых лужайках десятилетиями, если не веками - это в лучшем случае бездумная надменность. В худшем – опасное лицемерие.

Именно в последнем смысле воспринимают критику Евросоюза те националистические, славянофильские круги в России, которые с царских времен хотели бы загнать свою родину в изоляцию от европейского прогресса и демократии. Эти круги по-прежнему пользуются здесь серьезным влиянием. И они жиреют на каждом куске, брошенном им европейскими визави.
Вот Бернард Бот, министр иностранных дел Нидерландов, грозно требует от России «объясниться», что это она натворила там в Беслане? А в Беслане еще не сосчитали детские трупы, не зажгли поминальные свечи.

Вот фракция ХДС/ХСС в германском бундестаге направляет правительству ФРГ запрос об «Экономическом будущем Кенигсбергской области после расширения Евросоюза». Речь там идет о том, чтобы фактически вырвать Калининград из российского правого и таможенного пространства. Бундестаг распространяет этот запрос в качестве своего официального документа, как будто не было никакого послевоенного урегулирования в Европе.

Вот британские власти предоставляют политическое убежище сначала Ахмеду Закаеву, главарю чеченских банд, лично рубившему пальцы своим пленникам, а потом солдату Андрею Кротову, дезертиру из российской армии в Чечне. 

Все эти примеры вопиющей бесчувственности европейских столиц к проблемам России, очевидных «двойных стандартов» и демонстративного лицемерия не могли не привести к тому кризису доверия между Россией и ЕС, с которым, к сожалению, придется иметь дело участникам нынешнего саммита в Гааге.

Искать выход из этого кризиса трудно. Дело в том, что в руководстве Евросоюза усиливаются позиции тех, кто находится в плену стереотипа «холодной войны»: единая Европа была, есть и будет противовесом России. Соответственно участие посткоммунистических государств в расширенном ЕС приобретает смысл их «укрытия» от якобы потенциально опасного влияния России.

Откровеннее других на эту тему высказалась недавно г-жа Ферреро-Вальднер, комиссар Еврокомиссии по внешним связям. «Я сделаю все возможное, чтобы по крайней мере Украина осталась на нашей стороне...», - заявила она. То есть для члена руководства Евросоюза существует «наша сторона» и существует чужая, враждебная – Россия. Причем легитимность интересов России, по мнению еврокомиссара, нельзя признавать даже на просторах такого исторического соседа и союзника, как Украина.

Откуда в ЕС эти микробы русофобии? Мало сомнений, что настроения недоброжелательства к России усилились в ЕС после прихода туда в мае «десятки» новых членов преимущественно из Центральной и Восточной Европы. В Европарламенте, Еврокомиссии и других руководящих органах ЕС появилась группа людей, в основном представителей посткоммунистических государств, которые хотели бы усложнить, а то и сорвать диалог Брюсселя с Москвой.

Эти люди принесли с собой дух конфронтации и нетерпимости в отношении России. Новичками единой Европы движут застарелые исторические обиды. Это своего рода фантомные боли пациента, который все еще чувствует ампутированную ногу. Советского Союза давно нет, бывшие советские сателлиты давно стали независимыми государствами, но давние комплексы толкают их в сторону откровенной, архаичной в наши времена русофобии.

Такое навязывание Евросоюзу антироссийских настроений членами-юнцами, перепрыгнувшими из коммунистического режима сразу в идиллию европейской демократии, серьезно беспокоит старожилов ЕС. Тем более беспокоит это явление и Россию. Но и в Брюсселе, и в Москве пока не теряют надежды на расширение взаимного круга интересов и масштабов сотрудничества. Потому что альтернатива, которую предлагают посткоммунистические радикалы, невыгодна самому Евросоюзу. Без сильной, влиятельной России под боком он останется уязвимым островом  в океане нарастающей нестабильности. –0-

3
Загрузка...