РОССИЯ : Россия готова работать с жесткой командой Буша

4
(обновлено 16:47 15.05.2015)

Команда Джорджа Буша на глазах становится «жестче», но это не вызывает особого беспокойства у России.

Возможная замена миролюбивого Колина Пауэлла более напористой Кондолизой Райс на посту госсекретаря США, сохранение и даже укрепление своих позиций такими фигурами, как вице-президент Ричард Чейни и министр обороны Дональд Рамсфелд, – все это расценивается в Москве, как и в других столицах, как победа сторонников «жесткой линии» в американской администрации. Но в отличие от многих Москва не ожидает каких-либо драматических, тем более непреодолимых сложностей в общении с Вашингтоном.

Конечно, новые люди – это новые идеи. Но за минувшие 4 года США и Россия согласовали настолько важную повестку дня своих отношений, Джордж Буш и Владимир Путин настолько прониклись верой в искренность друг друга, что второй срок американского президента просто обречен на то, чтобы принести двум странам продолжение и наращивание стратегического партнерства. В этих условиях новая команда президента США, будь она любой степени «жесткости», вряд ли рискнет отклониться от принципа преемственности в отношениях с Россией.

Конечно, Москва говорит Колину Пауэллу «гуд-бай» чуть ли не со слезами на глазах. Еще во времена СССР здесь ценили этого американского политика за его глубокое понимание специфики того, что происходит в России. Занимал ли Пауэлл пост помощника президента по национальной безопасности при Рональде Рейгане, был ли главой объединенного комитета начальников штабов при Джордже Буше-старшем или Билле Клинтоне, его роль «ясной головы» на любых советско- американских переговорах оставалась неизменной. Четырехзвездный генерал никогда не требовал от Москвы невозможного.

Даже памятное выступление Пауэлла в ООН 5 февраля 2003 года, когда он использовал ложные фотоснимки ЦРУ, чтобы оправдать вторжение в Ирак, не нанесло большого ущерба его безупречной репутации у российской политической элиты. Сергей Ознобищев, директор московского института стратегических оценок, вспоминает сегодня: «Как профессионал, госсекретарь чувствовал стыд за всю ситуацию с Ираком и за то, что его выставили посмешищем на трибуне ООН». Этот инцидент заставил Пауэлла еще больше дистанцироваться от членов администрации Буша, которых принято именовать адвокатами «нового американского века». Именно эти разногласия привели к сегодняшней отставке 65-го госсекретаря США, считают многие российские американисты.

Никто не знает, в какие еще безвылазные топи завела бы иракская экспедиция Америку, если бы не позиция столь взвешенного, осмотрительного сторонника правовых, мирных методов, как Колин Пауэлл. Россия чувствовала и ценила его присутствие в администрации Джорджа Буша.

Но будет ли для России болезненным его отсутствие? Вряд ли.
Кондолиза Райс – не менее знакомая и симпатичная фигура для российского руководства последних поколений, чем Пауэлл. Еще в  декабре 1989 года Джордж Буш-старший подвел к Михаилу Горбачеву молодую сотрудницу Совета национальной безопасности. "Знакомьтесь, это мисс Райс, - сказал президент, - именно ей я обязан всем, что знаю о Советском Союзе".

Тот факт, что новый госсекретарь США является крупнейшим специалистом по России и принимала участие во всех сколько-нибудь существенных российско-американских переговорах последних четырех лет, во многом гарантирует преемственность стратегического партнерства двух стран. В конце концов, назначая Кондолизу Райс на высокий пост, который никогда еще не занимала темнокожая американка, президент Буш подает своего рода сигнал: я доволен курсом, который проводила моя администрация в первый срок, давайте продолжим движение по той же колее. В том числе и в отношении России.

Сегодня российские политологи мудрено называют это «сохранением институциональной памяти при переходе от одной американской администрации к другой». В переводе на более доступный язык это означает, что сотрудничество России и США продолжится по прежним направлениям. Речь идет о войне с международным терроризмом, борьбе за нераспространение оружия массового поражения, посткризисном восстановлении Афганистана и Ирака, совместных поисках способов вернуть ближневосточный мирный процесс на маршруты «дорожной карты», теперь уже в новой ситуации без Арафата.

Надежды на преемственность российско-американских отношений питают и иные соображения. Как мне кажется, Ирак показал крайние пределы так называемой «самонадеянности силы», которая была свойственна первой администрации Буша. Поэтому подбор новой президентской команды по принципу «жесткости» не обязательно должен привести к ужесточению внешней политики США. Вряд ли знакомые люди на новых постах захотят повторения проблем Ирака в Иране, Сирии и других местах. Американский президент не хотел признаваться в каких-либо ошибках во время избирательной кампании, но его соратники – это люди с чувством реальности, и у них может возникнуть желание скорректировать курс в сторону большей уравновешенности.

То есть Колин Пауэлл ушел, но его наследие может во многом сказаться на политике его бывших политических оппонентов.
В любом случае Россия зарекомендовала себя за последние годы как важный партнер Соединенных Штатов, причем такой, который в отличие от других партнеров не берет на себя роль лакея, не выстраивается перед Вашингтоном по струнке. Позиция России всегда была предсказуемой, но независимой. Это тот опыт, который Россия надеется применить и к отношениям с новой командой президента Джорджа Буша, какой бы «жесткой» ее не объявляли.-0-

4
Загрузка...