ЗА РУБЕЖОМ : Что после Арафата - хаос или стабилизация

2
(обновлено 16:47 15.05.2015)

Палестина - это Арафат. Так было на протяжении сорока лет, так есть, и так возможно будет еще очень долго. Тяжелая болезнь палестинского лидера (раиса) Ясира Арафата вызвала дискуссии о том, как будет развиваться ситуация в Палестинской автономии, что ее ждет - хаос или стабилизация, будет ли прогресс в палестино-израильском урегулировании?

Ситуация, безусловно, неоднозначна – слишком много факторов оказывает на нее влияние. Единственное, в чем сходятся все эксперты по Ближнему Востоку – фигуры, равной Арафату, среди палестинцев нет.

То, что Арафат великий политик признают и его соратники, и его враги. Президент Российского еврейского конгресса, президент Института по изучению Израиля и Ближнего Востока Евгений Сатановский, человек которого никак нельзя заподозрить в любви к Арафату, отметил однажды в беседе с обозревателем РИА «Новости», что «раис - удивительный, уникальный человек, великий арабский деятель, великий лидер палестинского народа, человек, создавший палестинский народ и создавший Палестину». К этому стоит еще прибавить, что он первый палестинский политик, кто официально признал право Израиля на существование. В последние годы международное экспертное и политическое сообщество разделилось на два лагеря. Одни считали, что Арафат – главное препятствие для мира в регионе, другие, что он – единственный среди палестинцев, кто может его достигнуть. Правы и те, и другие.

В декабре 2003 года один из российских дипломатов признался   обозревателю РИА «Новости», что вряд ли стоит рассчитывать на прогресс в палестино-израильских переговорах, пока у власти находятся Арафат и премьер-министр Израиля Ариэль Шарон. При этом Россия, в отличие от Израиля и США, не могла не признавать легитимность Арафата, его определяющую роль для решения палестино-израильского конфликта. В Москве понимают, что фактор Арафата, его влияние на простых палестинцев будет играть решающую роль в Палестине - не только пока раис жив, но и еще в течение длительного времени после его смерти.

Можно только согласиться со словами лидера израильского движения за мир Ури Авнера, что Арафат – единственный человек, кто обладает необходимым моральным авторитетом, чтобы  подписать мирные соглашения с Израилем, и самое важное - заставить свой народ принять этот мир. Другой вопрос - почему он этого не делал в последнее время. Однако никто другой среди палестинских политиков не обладает достаточной легитимностью и поддержкой населения, чтобы не просто достичь каких-либо договоренностей с Израилем (это возможно), а начать их реализовывать. Для того чтобы среди палестинцев появились другие новые лидеры, сравнимые с Арафатом, требуется время. Но какими они будут? Так доктор исторических наук Ирина Звягельская высказывает опасения, что, возможно, новый «Арафат» вообще никогда не подпишет никаких мирных соглашений. Впрочем, мирное урегулирование – это многосторонний процесс, и здесь многое зависит не только от палестинцев.

В любом случае в ближайшее время палестинцам будет не до мирных переговоров. Об этом бессмысленно говорить пока в автономии не появится легитимная и твердая власть. У раиса нет политических наследников, но после себя он оставляет нечто более важное – Палестинскую национальную администрацию. Само существование этой структуры позволяет надеяться на то, что хаоса не будет, хотя отдельные беспорядки возможны. По крайней мере, основные палестинские политические силы заявили, что они заинтересованы в поддержании стабильности на территории автономии.

Представители исламского движения ХАМАС, как утверждает сайт aljazeera.net, заявили, что не будут подрывать позиции партии Арафата ФАТХ в палестинском обществе. Это объяснимо, так как у ХАМАС,  как и у других политических сил, на сегодняшний день нет лидера, вокруг которого могло бы объединиться большинство палестинцев и им нужно время. Впрочем,  авторитет ФАТХ, которая отнюдь не является монолитной организацией и чье руководство не имеет единых позиций,  без Арафата может снизиться и без посторонней помощи.

Согласно данным опроса общественного мнения, проводившегося в июне 2004 года палестинской организацией Jerusalem media and communication center), ФАТХ доверяло 26,4% палестинцев, а ХАМАС  21,7%. Разрыв небольшой, особенно учитывая, что рейтинг ФАТХ – это рейтинг Арафата. Ему доверяло 23,6% населения. Наибольшим доверием среди палестинцев после раиса – 6,3% пользуется бывший глава ФАТХ на Западном берегу реки Иордан Марван Баргути. Однако он отбывает пожизненный срок в израильской тюрьме.  Бывший палестинский премьер-министр Махмуд Аббас (Абу Мазен), которого прочат на место Арафата,  получил только 1% голосов, чуть больше у еще одного соратника Арафата Саиба Ариката – 1,3%, нынешний премьер Ахмед Куреи вообще не вошел в рейтинг. Видимо он вместе с другими лидерами ФАТХ набрал меньше 1%.

Рейтинг представителей  ХАМАС также не высок, он колеблется в пределах от 1 до 3%. В отсутствии единого лидера, коллективное руководство, по крайней мере, до того, как в автономии не удастся провести выборы, самый удобный путь для палестинцев. Правда, и на этом пути слишком много препятствий. Смогут ли основные игроки умерить свои амбиции в борьбе за власть и не передраться из-за доступа к финансам автономии? Да и согласовывать столь различные позиции как светский и исламский путь развития и степень компромисса с израильтянами не просто, особенно когда во внутренние дела постоянно стараются вмешаться посторонние – и Израиль, и США, и арабские страны. Что касается России, то ее роль в этом перетягивании одеял на себя будет как всегда поиск компромиссов между сторонами. Похожей позиции будет придерживаться и ЕС.

Пока поддержание стабильности выгодно всем. Но ситуация по-прежнему остается взрывоопасной. И палестинцев, и израильтян ждут и новые кризисы власти, и новые беспорядки, и новые компромиссы. Так было определено Арафатом и его визави с израильской стороны. –0-

2
Загрузка...