События в Беслане и действия спецподразделений - мнение эксперта

6
(обновлено 16:47 15.05.2015)

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Анатолий Ермолин - депутат ГД, бывший начальник оперативно-боевого отделения группы "Вымпел", подполковник.
Эфир ведет Владимир Варфоломеев.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Наш сегодняшний гость - депутат ГД Анатолий Ермолин. Анатолий Александрович, здравствуйте.

А. ЕРМОЛИН - Добрый день.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Необходимо еще дополнительно представить сегодняшнего собеседника. В прошлом начальник оперативно-боевого отделения группы спецназа "Вымпел". Давайте попробуем разобраться. Вы были вчера на похоронах тех спецназовцев, которые погибли в Беслане?

А. ЕРМОЛИН - Я на похоронах не был, я был в части в тот день, когда ребят привезли.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Сколько погибло "вымпеловцев" и "альфовцев"?

А. ЕРМОЛИН - Сейчас это одна структура - АТЦ. Из "Вымпела" погибло 7 человек, из "Альфы" трое.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - АТЦ - это антитеррористический центр, который существует в рамках ФСБ?

А. ЕРМОЛИН - Да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Почему в структуре одного ведомства, в Федеральной службе безопасности есть несколько отрядом спецназа?

А. ЕРМОЛИН - Наверное, это исторически сложилось. Отряд-то все-таки один - АТЦ, просто исторически у нас было два основных спецподразделения в структуре госбезопасности. Это "Альфа", которая ориентировалась, прежде всего, на работу внутри страны, и был "Вымпел", главная его задача была в свое время прежде всего борьба, это было разведывательно-диверсионное подразделение, оно не было контртеррористическим, но в какой-то момент, после известных событий, после первого путча его переориентировали на борьбу с терроризмом, что верно. Потому что никто другой, как специалист "Вымпела", не понимает, не знает изнутри тактику диверсионных структур.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Я не случайно задаю эти организационные вопросы. Потому что после трагических событий в Беслане многие говорили о том, что российские спецслужбы, самые разные структуры действовали во время так называемого штурма нескоординированно, каждый выполнял свою задачу. Создавалось впечатление, что у каждого свой начальник, свой командир и единого наступления как такового не было. Вы согласны с этим?

А. ЕРМОЛИН - Судя по той информации, которую я читаю в прессе, с этим стоит согласиться. Я сразу оговорюсь, я там не был, своими глазами не видел, в большей степени живой информацией обладаю по поводу того, как вели себя собственно наши ребята, наши группы во время штурма. Вообще складывается впечатление, что у нас плоховато с менеджментом. Потому что боевое управление - это специфическая часть менеджмента, на мой взгляд. Мне, например, тоже непонятно, почему не было - если верно пишут газеты - нескольких колец оцепления, как все было организовано.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Как могло такое случиться, что люди, местное население, пусть вооруженное, оно могло доходить временами прямо до самой школы, проходить через оцепление, возвращаться обратно? Это удивительная ситуация для спецоперации.

А. ЕРМОЛИН - Я могу все-таки прокомментировать некоторые обстоятельства. Например, сейчас упрекают "Альфу" в том, что она поздно подошла. На мой взгляд, это просто подтверждает то, что "Альфа" не готовилась к непосредственному штурму. Но я сразу оговорюсь - такого не бывает, спецподразделения всегда готовятся к худшему исходу событий.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - А штурм - это худший вариант?

А. ЕРМОЛИН - Конечно. Во всех случаях это худший вариант. Поэтому с учетом того, какая там была тяжелая ситуация, для того, чтобы люди не нервничали, родственники не нервничали, я думаю, я не открою большой государственной тайны, если скажу, что сами гражданские люди, они прямо сказали спецназу, что, если пойдете на штурм, мы будем стрелять вам в спину. Не очень приятная ситуация для спецназа. Я думаю, что в какой-то ситуации было принято решение по обстановке, когда с линии атаки были убраны специальные силы. Понятно, что они были готовы, понятно, что они были в режиме какого-то броска на технике, но они не были в режиме непосредственного контакта. По той же причине, я думаю, не были снайперы расположены в непосредственной близости. Еще хочу сказать, что подготовка этих... не знаю, как их назвать, потому что можно воевать с кем угодно...

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Вы кого имеете в виду?

А. ЕРМОЛИН - Я имею в виду тех, кто захватил детей. Но это были профессионалы, при всем при том, что можно оценивать их с этической точки зрения, но с точки зрения профессиональной это были суперпрофессионалы. Потому что попытки, например, установить наблюдение с помощью скрытых камер заканчивались тем, что через какое-то время камеры снимались выстрелами из гранатометов. У военных есть такое понятие "карточки огня", вся территория была пристрелена, все было подготовлено, т.е. мои коллеги штурмовали не школу, они штурмовали укрепрайон, который был для этого специально подготовлен.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Вы рассказываете, на самом деле, удивительные вещи, удивительные и очень тревожные вещи. Мы продолжим наш разговор через минуту, после краткого выпуска последних известий.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - У нас сегодня в гостях один из ветеранов группы спецназа ФСБ "Вымпел", ныне депутат ГД Анатолий Ермолин. Вы рассказали о серьезной подготовке тех, кто захватил школу. Где они могли пройти такую подготовку?

А. ЕРМОЛИН - Они ее могли пройти где угодно, в мире существует достаточное количество баз по подготовке террористов.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Но это ведь не просто так в текущих боях они набрались опыта.

А. ЕРМОЛИН - Дело в том, что для того, чтобы подготовить человека, я не говорю суперпрофессионально, а для того, чтобы его в целом натаскать, это можно сделать за одно лето.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Если вы говорите, что "Вымпел", "Альфа" столкнулись с противником, приблизительно равным по силе, по опыту, по уровню профессионализма...

А. ЕРМОЛИН - Я думаю, с равным абсолютно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Ведь наших спецназовцев готовят долгие годы, непрерывно, нон-стоп, 5-7 лет идет подготовка. Здесь же, наверное, все-таки разные это вещи.

А. ЕРМОЛИН - Конечно, готовят хороший спецназ 10-летиями. Но ведь можно подготовить и очень быстро. Очень многое зависит не только от подготовки. В группе может быть подготовлено сверх-хорошо командир, замы, т.е. те люди, которые являются интеллектуальной составляющей, которые планируют спецоперацию, которые готовятся к ней, а с точки зрения подготовки боевика здесь не нужно 10-летней практики, для этого нужна решимость людей, которые участвуют в этой операции.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Анатолий, поставлю вопрос по-другому. Это иная школа, нежели наша?

А. ЕРМОЛИН - Я думаю, это универсальная школа. Потому что школа проведения диверсионных работ, в данном случае мы говорим о теракте, она одна и та же. На самом деле, это школа партизанской борьбы, школа организации подполья, школа разведки, если хотите. "Вымпел", кстати, относился к системе нелегальной разведки в свое время, все были обучены тому, как действовать с нелегальных позиций, т.е. этим мы отличались от "Альфы". В данном случае те группы, которые работают против нас, это понятно, меня все время возмущает, когда я слушаю по радио, когда наезжают на милицию ту же самую: вот как это, передвигаются люди в бронежилетах, в вооружении целыми взводами. Да не передвигаются они в бронежилетах. Это азы спецоперации любой то, что все ударные силы собираются в один кулак в последнюю секунду, минуту и заранее все готовится.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Вот в этому нашему гостю есть все основания доверять на 100, на тысячу процентов, потому что не кто иной, как Анатолий Александрович Ермолин, по-моему, около 10 лет назад в рамках, слава богу, учений организовал захват "Вымпелом", если не ошибаюсь, нашего ядерного центра Арзамас-16, одного из самых охраняемых объектов на территории страны.

А. ЕРМОЛИН - Было такое.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Таким образом, группа людей, подготовленных, вооруженных, спрятавшая оружие, фактически, если она захочет, она, наверное, может осуществить любую операцию.

А. ЕРМОЛИН - Конечно, если говорить о захвате таких объектов, там нужна особая подготовка, и прежде всего подготовка в специальном интеллектуальном плане. Это серьезнейшая интеллектуальная задача - проведение такого рода спецоперации. К сожалению, не нужно больших усилий прилагать извилинами, для того, чтобы захватить школу, детский садик, установить заряд на автобусной остановке. В этом, наверное, и разница.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Слава богу, что они пока осилили только эти, простите, простейшие операции.

А. ЕРМОЛИН - Да. В этой связи у меня очень грустные выводы напрашиваются. Дело в том, что, если такие профессионально подготовленные группы, пусть они вполовину в той части, о которой я говорил, хуже нас подготовлены, дело в том, что мы практически не сможем защитить, я имею в виду спецслужбы не смогут защитить наше население. Потому что в любом городе сотни гражданских объектов. События, которые произошли в Осетии - я как профессионал сейчас говорю, - их элементарно подготовить и провести в любом из городов России, и ни одна спецслужба их не остановит. Их может остановить только население. И можно говорить, и нужно говорить о новом подходе к борьбе с терроризмом.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Здесь бы я хотел, чтобы вы более развернуто сказали. Мне кажется, что каждый должен выполнять свою работу. Обеспечивать безопасность должны спецслужбы и другие правоохранительные органы. Не дело бабушек, или студентов, или людей, работающих на предприятии или в какой-то коммерческой фирме, заниматься вопросами безопасности. Это работа ваших коллег. Поясните свою мысль.

А. ЕРМОЛИН - Я согласен, что в обычной ситуации этим должны заниматься спецслужбы. Наверное, до 11 сентября я бы то же самое утверждал. Потому что, конечно, это может звучать, может быть похоже на маразм, когда пусть ветеран, но в прошлом специалист спецслужб говорит, что это не наши дела, что давайте сами.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Кажется, что вы перекладываете ответственность на чужие плечи.

А. ЕРМОЛИН - Я понимаю. Но дело в том, что мы можем оказаться в ситуации - это не мой образ, но он очень удачный, - знаете, когда рыцарь поехал на войну с драконом, надел латы, весь вооружился, копье, меч наточил и был атакован ядовитыми комарами. Вот мы сейчас находимся в этой самой ситуации. Если у нас профессиональная группа диверсантов, и если их большое количество, мы не можем сказать, сколько их, даже если их 30 всего лишь, это значит, что у нас в любой момент в любой точке страны может быть захвачено 30 школ, 30 детских садиков. И я вас уверяю, если там поставить по взводу автоматчиков, они вряд ли что-то смогут сделать против профессиональной группы спецназа. Поэтому вы сами абсолютно правильно говорили, не было ни одного объекта в СССР, который мы бы не смогли захватить и условно уничтожить. Вы представляете, сколько таких объектов, я имею в виду детских садиков, сейчас по стране. Поэтому и решения должны быть другими. Они не должны лежать в сфере традиционной. Сейчас жизнь нас заставляет так выстраивать безопасность страны, чтобы мы... Понятно, роль спецслужб огромна, понятно, нельзя отказываться от задач агентурного проникновения, понятно, нельзя отказываться от задач подготовки суперэлитного, суперподготовленного спецназа, нельзя отказываться от задачи более умного выстраивания политики на Кавказе, для того, чтобы мы правильно вели себя по отношению с теми структурами, которые рекрутов поставляют террористам. Но самое главное, что мы должны понять, мы должны сейчас разработать и принять, причем общество должно с этим согласиться, национальную систему гражданской самообороны. Вот как в прошлом диверсант я могу сказать, что самое главное препятствие, которое бывало у нас на пути, когда мы работали в России, это бдительная бабушка. Вот это самое страшное. Я могу заверить всех слушателей, которые нас слушают, что если диверсант заходит в подъезд, готовит операцию и его спрашивает бабулька "сынок, ты куда?", он никогда больше в этот подъезд не зайдет, никогда. Он пойдет в другой подъезд, а скорее всего, в другой дом. Другое дело, что мы должны подходить технологично. Вот эта кампанейщина по поводу "а давайте будем бдительны", она не годится. Мы должны говорить сейчас про технологии.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Вот о технологиях. Я читал ваши воспоминания о тех событиях в Арзамасе, о захвате ядерного центра...

А. ЕРМОЛИН - Спасибо.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - ...когда к вашей группе в гостинице неожиданно подошел неизвестный вам человек, оказавшийся местным журналистом, который начал задавать простые вопросы: вы приезжие? а что вы здесь делаете? зачем приехали в наш маленький городок? Для этого маленького городка группа незнакомцев оказалась настоящим событием. И вы первоначально, как я понимаю, испугались тогда.

А. ЕРМОЛИН - Я не то что испугался...

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Напряглись.

А. ЕРМОЛИН - Я напрягся, сильно напрягся. Правда, это был не маленький городок, это был Нижний Новгород. В маленьком городке, я уверен, нам бы тут же повязали руки, потому что в маленьких городках очень легко выявить группу.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - К вопросу о бдительности и о кампанейщине пишет наша слушательница. К сожалению, половина вопроса только высветилась на пейджере: "Не так давно ехала на автобусе от "Пролетарской" до "Красногвардейской", наблюдала, как молодой человек, с виду моджахед, заносил в блокнотик все повороты маршрута, время проезда. Позвонила в милицию, в ответ насмешка - мол, ты, бабушка, слишком бдительная". Человек вроде проявляет бдительность, показывает, как нужно поступать, а в ответ от представителя власти получает - да иди ты.

А. ЕРМОЛИН - Я подумал, что человек слушатель Академии внешней разведки. На самом деле, это говорит о полной некомпетентности этого человека, который принял звонок. Таких людей нужно немедленно увольнять, если такие ситуации бывают.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - У меня к вам одна просьба. Останетесь с нами еще минут на 15? Мы вместе со слушателями проведем программу "Рикошет", электронное голосование.

А. ЕРМОЛИН - С удовольствием.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Хорошо. Очень много вопросов по событиям в Беслане. Может быть, в режиме блиц несколько вопросов и ответов. Николай пишет: "Правда ли, что в Беслане "Альфа" и "Вымпел" оказались без защитных жилетов? Они что, не отдавали себе отчет, каким делом предстоит заниматься?"

А. ЕРМОЛИН - Неправда. "Альфа" и "Вымпел" были в бронежилетах, при этом все погибшие тоже были в бронежилетах, ряд погибших имеют ранения от пуль, которые пробили бронежилеты. Это связано с тем, что бой практически шел в режиме рукопашной схватки. Я хочу сразу же сказать, что многие офицеры... Почему такие огромные жертвы? Это связано с тем, что ребята не могли правильно использовать спецсредства, не могли использовать все приемы спецтактики, они вообще-то детей спасали больше, чем террористов уничтожали.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Александр из Нижнего Новгорода спрашивает: "Почему не было снайперов на крыше? Ведь они могли в этой неразберихе перещелкать немало террористов". А это дело, кстати, спецназа, "Альфы" и "Вымпела", или другие силы должны были этим заниматься?

А. ЕРМОЛИН - Это уже тактический вопрос, я на него не буду отвечать. Почему не было снайперов, я уже постарался ответить. Я думаю, были снайперы. Но не были в достаточном количестве, в связи с тем, что штурм не готовился, и группа, все специалисты были выведены с рубежа атаки, делалось это прежде всего потому, что, понятно, что среди тех бесчисленных гражданских людей были и осведомители.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Мы продолжим наш разговор и проведем "Рикошет" после новостей.

НОВОСТИ

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Сегодня программу "Рикошет" и электронное голосование в ее рамках мы проводим вместе с нашим гостем, ветераном группы "Вымпел", депутатом ГД Анатолием Ермолиным. Вопрос, который мы без участия нашего гостя (он, может быть, его и подкорректировал бы) сформулировали сегодня для вас следующим образом. Почему, на ваш взгляд, российские спецслужбы до сих пор не поймали Басаева и Масхадова, которых уже лет 5-10 называют лидерами террористов? Мелочь всякую ловят, иногда каких-нибудь полевых командиров, а вот самых главных, Басаева и Масхадова до сих пор так и не поймали. Мы предлагаем вам два варианта ответа на этот вопрос. Первый - потому что не могут поймать, нет таких возможностей, или Басаев с Масхадовым так умеют укрываться, что просто не получается: все делаем, но не можем поймать, позвоните по номеру телефона 995-81-21. Если же вы считаете, что до сих пор не ликвидировали, не поймали Басаева и Масхадова, потому что не хотят спецслужбы, или кто-то в спецслужбах заинтересован в том, чтобы лидеры террористов оставались на свободе и живыми, т.е. не хотят, позвоните по другому номеру, 995-81-22. Анатолий, к вам этот вопрос тоже. Почему они до сих пор еще бегают по горам? Почему, как считается, по крайней мере, Басаев это все организовывает?

А. ЕРМОЛИН - Я думаю, в большей степени не могут. Наверное, до какого-то момента, может быть, кто-то и не хотел, чтобы их поймали, но сейчас, я думаю, это исключено, хотя, может быть, и не совсем. Почему не могут? Мы должны себе абсолютно честно об этом сказать. Далеко не все среди людей с оружием такие уж отмороженные подонки, хотя иначе никак не назовешь людей, которые участвовали в операции, но мы должны четко понимать, что среди них есть люди, просто обезумевшие от горя в связи с тем, что сами потеряли огромное количество своих близких людей. Уже давно известно, что большинство шахидок завербованы, прежде всего, из тех семей, где или их собственные дети погибли, т.е. люди, пережившие личное горе, и у них есть все основания, чтобы нам мстить любой ценой. В этой связи вот таких людей очень трудно завербовать, практически невозможно завербовать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - В смысле нам, чтобы они на нас работали.

А. ЕРМОЛИН - А какая основа вербовки? Материальная? Этим людям в таком состоянии никакие деньги не нужны. Они живут только одной идеей - отомстить. Это первое объективное условие. Второе - я уже сказал о слабеньком менеджменте вообще в нашем государстве, и об управлении в спецслужбах в частности. Так вот, чего нельзя сказать про "Аль-Каиду"? Я полностью согласен с тем, что терроризм - это и искусство, и, если хотите, наука, но наука - это само собой. "Аль-Каида", перевод какой? Ячейка, а точнее, базовая ячейка, это распределенная система управления, т.е. это самый супер-эффективный менеджмент, он 100-процентно обыгрывает тоталитарный, вертикально выстроенный менеджмент. У нас борются сейчас с распределенной системой управления, извините, в теорию ушел немножко... но это их самая сильная сторона. Правильно об этом говорили, это как кисель, ты можешь его разрезать, но он тут же... или как Терминатор-2, вот этот второй Терминатор.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Из мелких кусочков он вновь собирается.

А. ЕРМОЛИН - Самое главное, что вся эта система не требует постоянной координации из центра. А почему? Потому что есть такого рода люди.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Но с другой стороны, если проводить такие аналогии, ведь в физике, в химии известны способы нейтрализации той же самой ртути, которая из мелких шариков вновь собирается.

А. ЕРМОЛИН - Я считаю, что таким самым главным способом нейтрализации мы должны создать такую же распределенную систему самообороны. Мы уже начинали поднимать этот вопрос, нам очень важно научиться, вот каждой семье надо научиться понимать, как противостоять терроризму. Это не значит, что в каждой семье создавать свою контрразведку, свою группу по борьбе с терроризмом.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Вот кто-то должен этому научить. Я рассказал чуть ранее о ваших нескольких ипостасях - и депутат, и ветеран спецслужб, не сказал о том, что вы еще президент общественной организации детей и молодежи "Новая цивилизация". Вот вы там учите своих подопечных чему-то подобному?

А. ЕРМОЛИН - Учим. Совсем недавно мы немножко поменялись, мы получили статус Общероссийской национальной организации скаутов- навигаторов. Я бы хотел чуть подробнее на этом остановиться. По сути дела, сейчас наше население должно самый главный скаутский девиз написать себе на самом видном месте - "Будь готов!" Будь готов в любую минуту к встрече с терроризмом, будь готов правильно себя в этой ситуации повести. Если говорить про работу с детьми, чему мы можем научить наших детей, и относительно идеи проводить в рамках ОБЖ занятия, как вести себя при теракте, при захвате, наверное, это неплохая мысль, которая приходит в голову. Но мне кажется, что если раз в месяц такие занятия будут проводиться, то мы просто запугаем и тех, кого еще не успели запугать террористы. Самое главное - это воспитание, это подготовка таких молодых людей, подростков, чтобы это было престижно. Антитеррористическая готовность - это должно быть круто. Каждый молодой человек он должен стремиться. Мы должны создавать, помогать ребятам создавать такую культуру. Это совсем нетрудно. Вот в наших занятиях мы готовим ребят. Помимо того, что у нас есть много интеллектуальных задач - экономика, организация современного общества, политика, гражданское общество. Но самое важное - мы их учим выживать, выживать в любой ситуации.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Вы кого, новых диверсантов воспитываете?

А. ЕРМОЛИН - Мы воспитываем новых менеджеров, мы воспитываем новых лидеров страны. А знаете, чему учит спецназ в первую очередь? Спецназ учит в первую очередь таким понятиям, как эффективность и результативность. Это главные понятия в бизнесе и в менеджменте, это малыми силами - высочайший результат. Вот этому мы тоже учим детей в меньшей степени, в больше степени мы их учим в таких областях, как экономика. У нас есть очень серьезная программа, мы поддерживаем скаутские программы, у нас есть особая программа поддержки российского скаутинга. И эти программы, на мой взгляд, они как раз готовят такого автономного, самодостаточного человека, умного патриотичного и в то же время самодостаточного.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - А вот вы, ветеран спецслужбы, что вкладываете в понятие патриотизм? Мне было бы интересно узнать. Когда вас тренировали в свое время в "Вымпеле", вас учили патриотизму, родину любить?

А. ЕРМОЛИН - Нас не учили любить родину, нас этому учили такие фильмы, как "Они сражались за Родину", как романы Бориса Васильева "Офицеры", "В бой идут одни старики". Я вспоминаю, я был мальчишкой когда, жили в Германии, у нас был военный городок, к нам приехала как раз группа Быкова, они только сняли этот фильм, они его показывали. И когда сидит полный зал летчиков и плачет, другого воспитания и не надо.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Т.е. специальной пропаганды, промывания мозгов работникам спецслужб, по крайней мере спецподразделений, не было? На политзанятиях...

А. ЕРМОЛИН - Были отдельные элементы подготовки психологической, но они, прежде всего, связаны... на политзанятиях не привьешь любовь к родине.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - А вот детям вы сейчас объясняете, что такое патриотизм?

А. ЕРМОЛИН - Самый худший способ попытаться воспитать патриота - это рассказывать ему про патриотизм. Самое лучшее - это пойти с ребенком в поход, показать, какие у нас есть замечательные храмы, какие деревни, какие люди, рассказать, какие события здесь происходили, показать правильные фильмы, в конце концов, и книги дать почитать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - В завершение нашего разговора результаты "Рикошета". Всего нам позвонили за 5 минут 4346 человек, подавляющее большинство, 93%, с вами, Анатолий, не согласны, они считают, что наши спецслужбы не поймали Басаева и Масхадова, прежде всего, потому что не хотят этого, лишь 7% полагают, что не могут.

А. ЕРМОЛИН - Глас народа.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Спасибо большое. Сегодня на "Эхе Москвы" был, мне кажется, очень интересный человек, Анатолий Ермолин, депутат ГД, бывший начальник оперативно-боевого отделения группы "Вымпел", подполковник самый настоящий. Спасибо вам.

А. ЕРМОЛИН - Спасибо.

6
Загрузка...