Кадр из фильма В бой идут одни старики

Вечный Ромео Рустам Сагдуллаев

212
(обновлено 19:04 12.10.2015)
Сагдуллаев признался корреспонденту Sputnik Узбекистан, что иногда ему приходится напоминать людям, что его зовут Рустам, а не Ромео.

Несмотря на достаточно весомый послужной список, узбекского актера и режиссера Рустама Сагдуллаева, сыгравшего более 50 различных ролей, все до сих пор называют Ромео. Фильм "В бой идут одни "старики" вышел на экраны 42 года назад.

Забавный случай с очередной путаницей произошел в позапрошлом году в Санкт-Петербурге. Приступая к съемкам сериала "Григорий Р" режиссер Андрей Малюков попросил ассистентов, чтобы "Ромео Сагдуллаев выслал свое фото". Ребята, приняв просьбу режиссера в буквальном смысле, позвонили в Ташкенте и попросили позвать к телефону Ромео Сагдуллаева, будучи уверенными, что речь идет о сыне актера. Разговор происходил с женой Сагдуллаева – Мариной, которая оказалась в полном недоумении. В итоге конечно разобрались, кого имел в виду режиссер, который по той же всесоюзной любви называет Сагдуллаева – Ромео.

 

 

– Роль Петра Бадмаева – царского лекаря, которого Вы сыграли в этом сериале несколько выбивается из Вашего привычного амплуа. Вы ведь впервые играли врача?

– Я не только впервые играл врача, но и исторического персонажа. Бадмаев – великий дипломат и тибетский лекарь, он мало того, что лечил царскую семью, он еще царя свел с Далай-ламой, к которому никакого подхода не было в те времена.

В чем прелесть и сложность таких ролей? Историческую персону переделать невозможно, да и нельзя. Собрать ее в один сюжет – мастерство режиссера. Думаю, что Андрею это удалось. Сейчас мне говорят о некотором внешнем сходстве с Бадмаевым, значит попал в точку.

Вообще надо сказать, что тема целительства сейчас как никогда актуальна, на постсоветском пространстве точно. Куда не приедешь, везде есть свои народные лекари. В Узбекистане действует Ассоциация народной медицины. Конечно, нельзя говорить о том, что все они на 100% помогают, есть ведь и мошенники среди них. Но люди сейчас отчаянно верят в нетрадиционную медицину. А почему? Куда не глянь повсюду аптеки, предлагающие огромное количество лекарств, подкупающие нас всевозможными рекламными приемами. А потом выясняется, что лекарство – дорогое и не эффективное, и у него есть более дешевый аналог.

Люди во все времена хотели получать результат от врачей по принципу "здесь и сейчас", проглотил пилюлю и здоров. На мой взгляд, хотя лечение у травников, безусловно, не может полностью заменить традиционную медицину, но помочь может.

У меня рядом такой пример. Теща долгое время страдала сезонной аллергией, каждую весну принимала выписанные доктором лекарства. А потом посоветовали одного целителя в Ташкенте, и мы с его помощью уже совсем забыли про эту напасть. Кстати, у тещи моей фамилия Горбачева.

Сагдуллаев в фильме Влюбленные
© Sputnik/ Искандеров
Сагдуллаев в фильме "Влюбленные"

– Родственница Михаилу Горбачеву?

– Да, нет, что Вы, просто однофамилица. Люблю наблюдать за реакцией людей, когда сообщаю им этот факт. Вот у Вас тоже было изумление.

– Еще бы. А Вы вообще ностальгируете по тому времени, ведь многие Ваши работы были сыграны именно в эпоху Советского Союза?

– Мне нравилось то кино, которое снимали в советское время. Главная его заслуга была в том, что оно нас всех объединяло, учило слышать других. В советских фильмах против зла и несправедливости всегда боролся целый коллектив, там, чтобы наказать плохого человека собирали советы. Главное выслушивали мнение других. А у западного кинематографа всегда был один главный герой, который всех расстреливал и побеждал зло. Но с какими потерями, сколько жертв в одной картине? И не всегда оправданных. Пока главный герой выйдет на того самого злодея, по сюжету он еще столько людей убьет.

Сейчас, к сожалению, многое копируется в кинематографе с Запада. Когда мои что-то смотрят по телевизору я заранее им проговариваю весь сюжет. Почему?

Мы видели все это. В начале 90-х когда рухнул занавес, образовались независимые государства, на нас вылился такой поток зарубежных фильмов, что на какой-то момент совсем позабыли про свои киностудии. А сейчас многие не долго думая, просто перекладывают те идеи на современное звучание. Сколько снимается сериалов с такой тематикой, я даже перестал уважать некоторые российские телеканалы, которые готовы круглыми сутками транслировать одно сплошное насилие.

- Но ведь есть и хорошие киноработы, авторские фильмы. Вы к примеру, только недавно приехали с очередного кинофестиваля.

– Да, посчастливилось в этом году побывать в Казани на Международном кинофестивале мусульманского кино. Очень понравились фильмы, привезенные из Ирана, Афганистана, Ирака. Участвовали и наши фильмы из Узбекистана, и это тоже радует, что наши молодые режиссеры пытаются сказать свое слово в кинематографе.

Совсем скоро поеду в российский Волоколамск на фестиваль военно-патриотического кино.

Чем хороши такие фестивали? Отношениями. Здесь встречаются кинематографисты из разных стран мира, общаются, налаживают контакты. Именно отсюда появляются новые идеи, проекты, совместные работы.

Рустам Сагдуллаев
© Sputnik/ Екатерина Чеснокова
Рустам Сагдуллаев

- Каковы по Вашему мнению перспективы сотрудничества российского и узбекского кино, планируются ли у Вас совместные проекты, фильмы об Узбекистане?

– Сейчас будут.  Но прежде чем о них, хочу сказать, что не даром говорят, что у культуры нет границ, ни географических, ни религиозных, ни иных. Очень много хороших примеров совместных работ кинематографистов разных стран, в том числе российских и узбекских. Те отношения в кино, которые у нас были еще до распада Советского Союза, их надо развивать, потому что у нас очень много осталось общего в культуре. А это всегда притягивает друг к другу, как магнит.

Здесь в Узбекистане, как и в России живет много смешанных семей, кто-то оставался в России после распределений вузов, помните наших специалистов отправляли в разные постсоветские страны работать, набираться опыта. Кто-то наоборот из России приехал сюда по такому распределению, а также после ташкентского землетрясения и связал свою жизнь с нашей солнечной страной. В этих семьях сменилось уже не одно поколение, и они не разделяют людей "на наших и чужих".

Есть Родина – Узбекистан или Россия, но человек живет много лет в другой стране. Почему бы не снимать такие фильмы, которые были бы интересны и российским и узбекским зрителям? 

Теперь о совместных проектах. Совсем скоро начнутся съемки 25-серийного сериала "Восточные легенды". Мы вместе с моим давним другом и автором сценария к моей первой режиссерской работе – сериалу "Слепые" Ковалевским заканчиваем писать сценарий к этому новому российско-узбекскому сериалу. Интерес к проекту выразила Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания, телеканал "Россия 1", а также один из российских продюсерских центров.

Вы, конечно же спросите о чем этот сериал? Мы хотим через одного легендарного восточного героя, который проходит через сердце Великого шелкового пути – Узбекистан, рассказать о тех далеких временах и о том как жили люди. Все это через призму сложившихся годами легенд. Это, скажем так, сказка для взрослых в восточной колористке.

Такие фильмы надо снимать, тем более, что сейчас есть огромный интерес к Шелковому пути. Я выступаю здесь как сопродюсер и режиссер, может быть сыграю одну из главных ролей, это станет известно позже, после утверждения сценария.

Кстати, планируется, что актерский состав будет интернациональным, здесь Вы можете увидеть не только узбекских и российских актеров, будут наши коллеги и из других стран.

Второй совместный проект – это полнометражный художественный фильм о восточном принце и бедной девушке. Этот фильм о красивой и сказочной любви на Востоке. Мы так и определили жанр фильма – "сказка". К сожалению, сейчас мало снимают в этом жанре, а ведь это отдельная составляющая кинематографии. Фильм планируется снимать в древней Бухаре.

- Оба проекта посвящены Узбекистану. Российские кинокомпании сами выходят таким образом на узбекский кинорынок. А вот как открыть все-таки национальное кино для российского зрителя, то что снимает "Узбеккино"?

– Пока это можно сделать только через фестивали. К сожалению, попытки отечественных режиссеров, сделать интересное кино для российского зрителя и показать его в кинотеатре особым успехом не увенчалось. Я не хочу ни в коем разе преуменьшать или наоборот преувеличивать чьи-то творческие достоинства, но это реалии. Во-первых, нет, наверное достойных сценариев. А во-вторых, в Узбекистане большая часть картин сейчас производятся со звуком в стерео качестве, а почти все российские кинотеатры оснащены системой многоканального звука Dolby. Перевести отснятую картину в этот формат требует значительных затрат. 

А чисто по-человечески, советую тем, кто действительно хочет открыть для себя узбекское кино, открыть для этого, извиняюсь за тавтологию Интернет, там есть все.

- Какие узбекские фильмы Вы бы могли посоветовать посмотреть россиянам, чтобы они побольше узнали об Узбекистане, и, соответственно, какие российские киноработы Вы бы рекомендовали своим соотечественникам?

– Я думаю, зритель сам и без моих каких-то рекомендаций сможет посмотреть узбекские фильмы, или наоборот российские. Здесь дело вкуса. А выбор огромный.

– А у Вас самого есть время смотреть фильмы по ТВ, в кинотеатрах, вне фестивалей?

– Если честно, то нет. Да и я в последние годы намеренно не смотрю ничего. Чтобы приготовиться к своим фильмам, снимать их, вариться в этой каше, стараюсь меньше смотреть то, что делают другие. Не хочу машинально что-то отрицательное или положительное вытащить на экран, чтобы кто-то сказал потом, я это уже где-то видел…

– Какая была самая запоминающаяся роль в Вашей карьере?

– У меня более 50 фильмов, в которых я сыграл те или иные роли, многие, наверное были проходными. Но самыми заметными для зрителей остались работы в двух фильмах – "Влюбленные" и "В бой идут одни "старики". Я, к сожалению, стал актером одной роли. Все актеры заложники этого. Есть единицы, такие как мой кумир Евгений Евстигнеев, о котором нельзя сказать, что он актер одной роли. Он везде разный, актер всех ролей. Не буду приводить сейчас в пример актеров, которые как и я стали заложниками этого. Мы все о себе знаем прекрасно. Так сложилась наша актерская судьба. Но я благодарен ей за то, что дала шанс сыграть узбека на войне. Меня часто спрашивают, а вы гордитесь этой ролью? Конечно "да", ведь там была трогательная и удивительная история любви.

– Какую роль Вы мечтаете еще сыграть?

– Больной вопрос для всех актеров. Хочу сыграть все роли. Но прежде всего хорошую, тот образ, который бы по крайней мере дал бы удовлетворение мне и зрителю.

– А у Вас ведь практически нет отрицательных героев?

– Нет, вы ошибаетесь, они есть. Вот в "Спецназе" я сыграл полковника Акабирова. На меня потом такой шквал зрительской критики вылился. Хотя, когда принимался за эту киноработу, я не искал там отрицательные моменты, сценарий был написан так, что сам вывел зрителей к этому выводу, что Акабиров предатель. 

В общем, попробовал сыграть предателя, зрителю не понравилось. А мы все-таки очень сильно зависим от зрителя. Больше на отрицательную роль не пойду. Зачем?

Всем будущим актерам хочу передать, чтобы не работали на славу, а работали для себя. Если для себя более или менее сыграл какой-то образ, значит что-то получится. Но никогда не довольствуйтесь отснятой работай. Можете заканчивать с актерством, если вы довольны тем, что Вы делаете. Профессия актера подразумевает и ожидания. Сегодня есть роль, 2-3 года нет. Когда наступает забвение, это очень тяжело. Всегда нужно верить и к чему-то стремится. А на трудные моменты жизни нужно запастить мощным тылом – это поддержка близких.

– А у Вас есть любимое блюдо национальной узбекской кухни? Вы сами что-то готовите? 

– Нет, зачем мне это делать, если у меня отлично готовит жена. С детства люблю наше национальное блюдо «козон-ачучук». Это зажаренные в казане на хорошем растительном масле лук, помидоры, в общем «зажаренный салат». Плюс ко всему этому сверху раскладываются ломтики лепешки. Все это накрывается крышкой и томится. Ммм… не передаваемый аромат и вкус. Пальчики-оближешь! Люблю также «Нон-жаркоп», это узбекский вариант жаркого, но тоже с лепешкой.

– Не могу Вас не спросить о Ваших детях? Кто-нибудь пошел по стопам отца?

– Нет, и я этому очень рад. Дочь Навруза, учится на последнем курсе факультета международной журналистики, а сын взял от жены математический склад ума и поступил в филиал Российской экономической академии имени Плеханова в Узбекистане.

Я, кстати, недавно стал наконец-то дедушкой, у дочери родилась замечательная дочка Сафия. Сейчас заново открываю диалог с маленькими детьми, это что-то невероятное. Вот, где действительно понимаешь, что жизнь удалась!

212
Загрузка...